Картины Зинаиды Серебряковой. Жизнь в 7 полотнах

Серебрякова перед зеркалом

Зинаида Серебрякова. Перед зеркалом (автопортрет). 1910 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Wikipedia.org

Зинаиду Серебрякову (1884 — 1967 гг.) ждала счастливая жизнь. Красивая и добрая девушка. Вышла замуж по большой любви. Родила четверых здоровых детей.

Радостные будни счастливой матери и жены. У которой была возможность реализовываться. Ведь она, как и многие дети в роду Лансере-Бенуа, рисовала с раннего детства.

Но все начало рушиться в 1917 году. Ей было 33 года. Прекрасный мир обернулся чередой лишений и страданий.

Почему Серебрякова не вписалась в новую эпоху? Что вынудило ее уехать в Париж навсегда? Почему она будет разлучена с детьми на целых 36 лет? А признание придёт к ней лишь за год до смерти в 1966 году?

Вот 7 картин художницы, которые поведают нам о ее жизни.

1. За туалетом. 1909 г.

Серебрякова за туалетом

Зинаида Серебрякова. За туалетом (автопортрет). 1909 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Wikipedia.org

Необычный автопортрет. Девушка отражена в зеркале. Мы это понимаем по двойной свече. Белоснежное нижнее белье. Белый цвет в интерьере. Женские безделушки перед зеркалом. Розовый румянец. Большие глаза и непосредственная улыбка.

Все так обаятельно и свежо. Это словно аллегория беззаботной молодости. Когда настроение хорошее даже утром. Когда впереди ждёт день, полный приятных забот. И в запасе столько красоты и здоровья, что хватит ещё на многие годы.

Зинаида Серебрякова в детстве была болезненным и замкнутым ребёнком. Но ее детская худоба превратилась в изящную фигуру. А замкнутость — в скромный и доброжелательный характер.

Ее знакомые отмечали, что она всегда выглядела моложе своих лет. И в 40, и в 50 лет она почти не менялась внешне.

Автопортреты З. Серебряковой (в возрасте 39 и 53 лет). 

Автопортрет «Перед зеркалом» был написан в счастливые годы жизни. Она вышла замуж за своего двоюродного брата, в которого была сильно влюблена. Она уже родила двоих мальчишек. Жизнь шла своим чередом в их родовом имении Нескучное.

2. За завтраком. 1914 г.

Серебрякова за завтраком

Зинаида Серебрякова. За завтраком. 1914 г. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва. Art-catalog.ru

На картине трое детей Серебряковой. Женя уткнулся носом в стакан. Саша обернулся. Таня тоже внимательно смотрит, положив ручку на тарелку. Четвёртый ребёнок, Катя ещё на руках кормилицы. Она слишком мала, чтобы садится за общий стол.

Почему же картина называется «За завтраком»? Ведь на столе мы видим супницу.

До революции было принято устраивать два завтрака. Один был лёгким. Второй — более сытным. Который впоследствии стал называться обедом.

Сюжет картины очень простой. Как будто сделан фотоснимок. Рука бабушки, разливающей суп. Вид на стол немного сверху, с высоты взрослого человека. Непосредственные реакции детей.

Мужа за столом нет. Он инженер-путеец. И в это время был в командировке в Сибири. На строительстве железной дороги.

3. Беление холста. 1917 г.

Серебрякова беление холста

Зинаида Серебрякова. Беление холста. 1917 г. Государственная Третьяковская галерея. Artchive.ru

В 1910-ые Серебрякова создаёт цикл работ с крестьянами. Которые работали в ее поместье. Она вставала очень рано и бежала с красками в поле. Чтобы сделать этюды с натуры.

Серебрякова была эстетом. Простые женщины у неё все красивы. Пропуская образы через себя, они выходили у неё очищенными и ясными. Даже самый обыкновенный человек становился особенным. Самая неприглядная вещь — изумительной.

Ее картины составляли разительный контраст с произведениями других художников. В то время восхищались роскошным Врубелем и неординарным Шагалом.

Слева: Михаил Врубель. Демон сидящий. 1890 г. Государственная Третьяковская галерея. Справа: Марк Шагал. День рождения. 1915 г. Музей современного искусства, Нью-Йорк

Среди этих ярких, экспрессивных образов непритязательные крестьянки Серебряковой стояли особняком. Но ее все равно ценили. И даже присвоили звание академика в начале 1917 г.

Но жизнь, полная признания и достатка уже совсем скоро рухнет. Как карточный домик.

4. Карточный домик. 1919 г.

Серебрякова карточный домик

Серебрякова Зинаида. Карточный домик. 1919 г. Русский музей, г. Санкт-Петербург. Artchive.ru

Это одна из самых печальных картин Серебряковой. На ней нет феерии светлых красок. Только грустные дети. Хрупкий карточный домик. И даже лежащая кукла приобретает зловещий смысл. В жизни Серебряковой произошла трагедия…

На дворе 1919 год. Крестьяне толпой подошли к дому хозяев. Они решили предупредить Зинаиду, что дело совсем плохо. Вокруг разграблены почти все усадьбы. И в случае чего, они будут не в силах защитить хозяйку с детьми.

Серебрякова посадила детей и мать на телегу. Они уехали навсегда. Через несколько дней усадьбу подожгут.

О муже не было известий целый год. Он был в тюремном заключении. По пути домой он подхватит брюшной тиф. И быстро угаснет на руках жены.

Серебрякова была однолюбом. Уже тогда она поняла, что ее счастливая жизнь навсегда закончилась. Замуж она уже никогда не выйдет.

5. Снежинки. 1923 г.

Серебрякова снежинки

Зинаида Серебрякова. Балетная уборная. Снежинки (балет «Щелкунчик»). 1923 г. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург. Artchive.ru

На руках Серебряковой было четверо детей и стареющая мать. Нужно было кормить семью. И она решила переехать в Петербург. Надеясь там на заработки.

Часто рисовала балерин в Мариинке. В театре, который когда-то спроектировал ее прадед.

Балерины изображены не на сцене. А за кулисами. Поправляющими волосы или пуанты. Опять эффект фотоснимка. Мгновение жизни красивых, элегантных девушек.

Но в Петербурге работа ей приносила сущие копейки. Ее картины никак не вписывались в новую эпоху.

От художников требовали переквалифицироваться в плакатчиков и дизайнеров советского быта. Передовые Степанова и Родченко охотно подчинились призыву «Художник — на производство».

Слева: Варвара Степанова. Проект спорт-одежды. 1923 г. Справа: Александр Родченко. Плакат «Лучших сосок не было и нет». 1923 г.

Нищета преследовала семью. Серебрякова решила поехать на заработки в Париж. Думала, на пару месяцев. Но оказалось, навсегда.

6. Освещённая солнцем. 1928 г.

Серебрякова освещённая солнцем

Серебрякова Зинаида. Освещённая солнцем. 1928 г. Калужский государственный музей. Avangardism.ru

В Париже дела поначалу пошли неплохо. Писала на заказ портреты.

Однако Серебряковой не хватало умения отстаивать свои интересы. Дарила портреты или продавала за копейки, лишь бы завоевать симпатии богатых клиентов. Многие пользовались этой щедростью. В результате работала чуть ли не себе в убыток. Выкручивалась. Делала самодельные краски. Чтобы продолжать работу.

Однажды — удача. Барон Броуэр заказал Серебряковой панно для своего особняка. Ему так понравилась работа художницы, что он даже спонсировал ее поездку в Марракеш. Где она набралась невероятных впечатлений.

Там и был написан ее шедевр «Освещённая солнцем». Невероятное ощущение от картины. Зной, от которого «плавится» воздух и щемит глаза. В контрасте с тёмной кожей улыбчивой марокканки.

Поразительно, что картина написана за 30 минут! Коран запрещает людям позировать. Поэтому Серебрякова работала с феноменальной скоростью, чтобы закончить рисунок за полчаса. На большее ее марокканские модели не соглашались.

Но яркие впечатления лишь временно приглушали душевную боль. Советская власть разрешила выпустить из страны только двух ее детей, Сашу и Катю (младшего сына и младшую дочь).

Двух оставшихся детей, старшего Женю и Татьяну, по непонятным причинам так и не выпустили. С ними она увидется лишь 36 лет спустя.

7. Спящая натурщица. 1941 г.

Серебрякова спящая натурщица

Зинаида Серебрякова. Спящая натурщица. 1941 г. Киевский музей русского искусства. Gallerix.ru

В Париже Зинаида создала много ню. Они написаны в неоклассическом стиле. Как у старых мастеров. Ее обнаженные похожи на богинь Тициана или Джорджоне. Красивые. Нежные. Розовокожие.

В Серебряковой не было ни капли русской крови. По происхождению она была француженка (в девичестве Лансере). Но во Франции она себя ощущала русской. Ни с кем не дружила. Круглосуточно работала.

К тому же она была вновь не в моде. Балом правил стиль Ар-деко.

Слева: Тамара Лемпицка. Автопортрет в зеленом Багетти. 1929 г. Частная коллекция. Справа: Жан Дюпа. Женщина в меховой накидке. 1929 г. Частная коллекция.

Как вспоминает ее дочь Катя, вокруг было много художников, следующих моде. Проведут кистью вверх-вниз. Назовут это по-особенному. И продают.

Серебрякова на это не могла пойти. А как же детали? Как же цвет? И упорно писала своих классических обнаженных. Редко, что удавалось продать.

Одна радость. После войны ее детям разрешили навестить мать. Дочери Татьяне было уже 48 лет. Она вспоминает, что мать она легко узнала. Она почти не изменилась. Все та же челка, та же улыбка…

Серебрякова в России

Признание к Серебряковой пришло за год до смерти. В 1966 году ее дочь Татьяна помогла организовать в Москве персональную выставку. Зинаида волновалась.

А зря. Выставку ждал оглушительный успех. Длинные очереди в Пушкинский музей. Многие устремились посмотреть необыкновенные работы русской француженки.

Серебрякова навсегда стала одной из выдающихся художниц России. Сразу же после выставки 21 ее работу приобрел Русский музей. Зинаида была рада, что часть картин вернулась в Россию.

Отчего такая реакция публики? Возможно, Серебрякова удачно вписалась в эпоху оттепели (50-60-ые гг.). С ее преукрашенными образами?

Слева: Юрий Пименов. Свадьба на завтрашней улице. 1962 г. Государственная Третьяковская галерея. Справа: Владимир Гаврилов. В кафе. 1962 г. Государственная Третьяковская галерея

Может быть, и так. Но и сейчас интерес к Серебряковой большой. В эпоху видео-инсталляций и гигантских панно-абстракций.

Потому что классика будет интересна всегда. Недаром же Серебрякову называют русским Боттичелли.

 

PS. Работы художницы можно посмотреть на выставке в Третьяковской галерее (Инженерный корпус) с апреля по конец июля 2017 года.

Дневник живописи
Получать новые записи Дневника Живописи

Добавить комментарий