«Последний день Помпеи» Брюллова. Почему это шедевр

Брюллов последний день Помпеи

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. 1833 г. Государственный Русский музей

Фраза «Послений день Помпеи» известна каждому. Потому что гибель этого античного города когда-то изобразил Карл Брюллов (1799-1852 гг.)

Да так, что художник пережил невероятный триумф. Сначала в Европе. Ведь написал он картину в Риме. Итальянцы толпились у его отеля, чтобы иметь честь поприветствовать гения. Вальтер Скотт просидел у картины несколько часов, поражённый до глубины души.

А что творилось в России, и представить сложно. Ведь Брюллов создал такое, что подняло престиж русской живописи сразу на небывалую высоту!

Люди толпами ходили посмотреть на картину и днём, и ночью. Брюллов удостоился личной аудиенции у Николая I. За ним прочно закрепилось прозвище «Карл Великий».

Осмелился критиковать «Помпеи» лишь Александр Бенуа, известный историк искусства 19-20 веков. Причём критиковал он очень злобно: «Эффектничание…Живопись в расчёте на все вкусы…Театральная крикливость…Трескучие эффекты…»

Так что же так поразило большинство и так раздражало Бенуа? Попробуем разобраться.

Откуда Брюллов взял сюжет

В 1828 году молодой Брюллов жил и работал в Риме. Незадолго до этого археологи начали раскопки трёх погибших под пеплом Везувия городов. Да-да, их было целых три. Помпеи, Геркуланум и Стабии.

Для Европы это было невероятным открытием. Ведь до этого о жизни античных римлян знали по отрывочным письменным свидетельствам. А тут целых 3 города, законсервированных на 18 столетий! Со всеми домами, фресками, храмами и общественным туалетами.

Конечно, Брюллов не смог пройти мимо такого события. И отправился на место раскопок. К тому времени Помпеи были расчищены лучше всего. Художник был так поражён увиденным, что почти сразу приступил к работе.

Работал он очень добросовестно. 5 лет. Большая часть времени у него ушла на сбор материлов, эскизы. Сама работа заняла 9 месяцев.

Брюллов-документалист

Несмотря на всю «театральность», о которой говорит Бенуа, в картине Брюллова много правды.

Место действия не было выдумано мастером. Такая улица у Геркуланских ворот на самом деле есть в Помпеях. И руины храма с лестницей там до сих пор стоят.

А ещё художник лично изучал останки погибших. И часть героев он нашёл именно в Помпеях. Например, погибшую женщину, обнимавшую двух дочерей.

Последний день Помпеи мать с дочерьми

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. Фрагмент (мать с дочерьми). 1833 г. Государственный Русский музей

На одной из улиц были найдены колеса от повозки, разбросанные украшения. Так у Брюллова возникла идея изобразить гибель знатной помпеянки.

Она пыталась спастись на колеснице, но подземный толчок выбил из мостовой булыжник, и колесо наехало на него. Брюллов изображает уже самый трагичный момент. Женщина выпала из колесницы и погибла. А ее малыш, оставшись в живых после падения, плачет у тела матери.

Последний день Помпеи погибшая знатная женщина

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. Фрагмент (погибшая знатная женщина). 1833 г. Государственный Русский музей

Среди обнаруженных скелетов Брюллов видел и языческого жреца, который пытался унести с собой свои богатства.

На полотне он показал его крепко прижимающим к себе атрибуты для языческих ритуалов. Они состоят из драгоценных металлов, поэтому жрец прихватил их с собой. Выглядит он не в очень выгодном свете по сравнению с христианским священнослужителем.

Его мы можем определить по кресту на груди. Он отважно смотрит на разъяренный Везувий. Если взглянуть на них вместе, то понятно, что Брюллов специально противопоставляет христианство язычеству не в пользу последнего.

«Правильно» рушатся и здания на картине. Вулканологи утверждают, что Брюллов изобразил землетрясение в 8 баллов. Причём очень достоверно. Именно так и разваливаются строения при подземных толчках такой силы.

Очень продумано у Брюллова и освещение. Лава Везувия так ярко освещает задний фон, так насыщает красным цветом постройки, что кажется, что они горят.

При этом передний план освещен белым светом от вспышки молнии. Этот контраст делает пространство особенно глубоким. И правдоподобным заодно.

Брюллов последний день Помпеи сыновья несут отца

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. Фрагмент (Освещение, контраст красного и белого света). 1833 г. Государственный Русский музей

Брюллов-театральный постановщик

А вот в изображении людей правдоподобие заканчивается. Здесь Брюллов, конечно, далёк от реализма.

Что бы мы увидели, если бы Брюллов был более реалистичен? Был бы хаос и столпотворение.

У нас не было бы возможности рассмотреть каждого героя. Мы бы видели их урывками: ноги, руки, одни бы лежали на других. Они бы были уже изрядно перепачканы сажей и грязью. А лица были бы искажены ужасом.

А что мы видим у Брюллова? Группы героев расположены так, что мы видим каждого из них. Даже перед лицом смерти они божественно красивы.

Кто-то эффектно придерживает вставшего на дыбы коны. Кто-то изящно прикрывает голову посудой. Кто-то красиво придерживает близкого человека.

Да, они красивы, словно Боги. Даже когда их глаза полны слез от осознания скорой гибели.

Но не все до такой степени Брюллов идеализирует. Мы видим, как один персонаж пытается поймать падающие монеты. Оставаясь мелочным даже в такой момент.

Последний день Помпеи мужчина поднимающий монеты

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. Фрагмент (Подбирающий монеты). 1833 г. Государственный Русский музей

Да, это театральное представление. Это катастрофа, максимально эстетичная. В этом Бенуа был прав. Но ведь только благодаря этой театральности мы не отворачиваемся в ужасе.

Художник даёт нам возможность посочувствовать этим людям, но не сильно верить, что через секунду они погибнут.

Это скорее красивая легенда, нежели суровая реальность. Это завораживающе прекрасно. Как бы кощунственно это не звучало.

Личное в «Последнем дне Помпеи»

В картине можно увидеть и личные переживания Брюллова. Можно заметить, что все основные героини полотна имеют одно лицо. 

В разных возрастах, с разными выражениями, но это одна и та же женщина – графиня Юлия Самойлова, любовь всей жизни живописца Брюллова.

В доказательство схожести можно сравнить героинь с портретом Самойловой, что также висит в Русском музее.

Брюллов графиня Самойлова

Карл Брюллов. Графиня Самойлова, удаляющаяся с бала у персидского посланника (с приёмной дочерью Амацилией). 1842 г. Государственный Русский музей

Познакомились они в Италии. Даже вместе осматривали руины Помпей. А потом их роман затянулся с перерывами на долгие 16 лет. Из отношения были свободными, то есть и он, и она позволяли себе увлекаться другими.

Брюллов даже успел за это время жениться. Правда быстро развёлся, буквально через 2 месяца. Только после свадьбы он узнал страшную тайну своей новой жены. Ее любовником был собственный отец, который пожелал оставаться в этом статусе и впредь.

После такого потрясения лишь Самойлова утешила художника.

Расстались навсегда они в 1845 году, когда Самойлова решила выйти замуж за очень красивого оперного певца. Ее семейное счастье тоже длилось недолго. Буквально через год ее супруг умер от чахотки.

Вышла замуж Самойлова в третий раз лишь с целью вернуть себе титул графини, который она потеряла из-за брака с певцом. Всю жизнь платила большое содержание своему мужу, не живя с ним. Поэтому умерла почти в полной нищите.

Из реально существовавших людей на полотне ещё можно увидеть и самого Брюллова. Тоже в роли художника, который прикрывает голову ящиком с кистями и красками.

Последний день Помпеи автопортрет Брюллова

Карл Брюллов. Последний день Помпеи. Фрагмент (автопортрет художника). 1833 г. Государственный Русский музей

Подведем итог. Почему «Последний день Помпеи» — шедевр

«Последний день Помпеи» монументален во всех отношениях. Огромное полотно — 3 на 6 метров. Десятки персонажей. Множество деталей, по которым можно изучать древне-римскую культуру.

«Последний день Помпеи» — это история о катастрофе, рассказанная очень красиво и эффектно. Герои самозабвенно сыграли свои роли. Спецэффекты — на высшем уровне. Свет поставлен феноменально. Это театр, но очень профессиональный театр.

В русской живописи больше никто не смог так написать катастрофу. В западной живописи «Помпеи» можно сравнить только с «Плотом медузы» Жерико.

Жерико плот Медузы

Теодор Жерико. Плот Медузы. 1793 г. Лувр, Париж

И даже сам Брюллов уже не смог себя превзойти. После «Помпеи» ему так и не удалось создать подобного же шедевра. Хотя проживёт он ещё 19 лет…

Читайте ещё об одном великом шедевре 19 веке «Девятый Вал Айвазовского».

Автор: Оксана Копенкина

Дневник живописи
Получать новые записи Дневника Живописи

Добавить комментарий